Category: литература

(no subject)

Господа издатели, очень рекомендовал бы кому-нибудь из вас перевести и опубликовать вот эту книжку, благо она написана по-французски и, значит, переводчику потребуется только консультация япониста. Она лишь называется так торжественно "Введение в японскую культуру", на самом деле, это серия небольших, блестяще, по-моему, написанных очерков (вся книжка – 100 страниц), в которых автор, специалист по французскому 18-му веку и директор Национального музея в Киото, к сожалению, скончавшийся два года назад, показывает существенные отличия японской и европейской "культуры", "ментальности" (все такие слова хочется взять в кавычки), религиозности, отношения к миру и т.д., и т.д.

AMAZON.FRIntroduction à la culture japonaiseTous les essais réunis dans cet ouvrage concernent la culture japonaise, écrits au Japon en français. Le Japon y est montré éclairé par une lumière venue de France qui enrichit la propre lumière japonaise. L'originalité de la démarche de l'auteur est dans cette tentative nouvelle de lectur...

Премия Пятигорского

Объявлен длинный список премии имени Александра Пятигорского с замечательным текстом Михаила Немцева об "Остановленном мире". Спасибо, дорогой Михаил, и за номинацию, и за мысли о романе, интересные самому автору...

Collapse )

На радио "Свобода"

О поколениях... Передача Игоря Померанцева, начинающаяся с моих спонтанных воспоминаний об "эпохе застоя", которые мы записали с ним в Праге. Стоит слушать и дальше, там все очень интересно. 


Давние стихи, недавно законченные

Глядя на виноград

Какое маленькое „я“
и как оно мятется в мире.
Но посмотри на виноград,
что поднимается по склону
холма за солнечной рекой.

Ты видишь: гроздь, и снова гроздь,
и сколько ягод в каждой грозди,
и сколько ягод, столько - ябед,
обид, кричащих: „я, я, я“,
кричащих: „вот я, вот я, вот я“.

Уже он желт, уже с трудом
висит, привязан к длинным палкам.
А свет струится над землей
с таким стеклянным равнодушьем,
и чуть слышны колокола

готического городишки,
и вдруг волна о берег бьет,
и долго, сонная, стихает.
Лишь „я“, огромное, как мир,
все - негодует, все - ярится...

«Черный силуэт»

Говорить хочется только о любимых стихах. Все прочее – совершенно, в общем, неинтересно. Вот «Черный силуэт» Анненского, на мой взгляд и вкус – один из его шедевров. Перечитаем его для начала.
Collapse )

Маленькая ошибка, но все же

В замечательной, умнейшей и остроумнейшей статье Ходасевича о стихах капитана Лебядкина читаем: «Потому-то и сам Смердяков, принциальный отрицатель поэзии, желая предстать перед Марьей Константиновной в своем лучшем, светлейшем аспекте, не только помадит голову и надевает лакированные ботинки, но и поет куплетцы собственного сочинения:

 Непобедимой силой
Привержен я к милой.
Господи поми-и-луй
Ее и меня!
Ее и меня!
Ее и меня!»

Collapse )